Слава Курилов

Док, 1709
Информации о нем не так уж и много — лишь несколько фотографий в интернете и автобиографическая книга, вышедшая после его смерти. И это совсем не удивительно, ведь он не был «звездой», стремящейся к славе, или гоняющимся за популярностью политиком. Он был просто человеком, но Человеком, с большой буквы.
Он бросил вызов судьбе и победил. И это история о его пути к Свободе.


По профессии — океанограф, по натуре — романтик, по призванию — гражданин Вселенной, Слава Курилов был в Советском Союзе объявлен невыездным, но смириться с этим не пожелал. В декабре 1974 года он бежал с туристского лайнера «Советский Союз» вблизи Филиппин. Без еды и питья, без морского снаряжения, оснащенный лишь маской, ластами и трубкой, он проплыл до филиппинского берега около ста километров, проведя в океане почти трое суток.

Слава Курилов был по-настоящему влюблен в море. Выросший в Семипалатинске, в тысячах километрах от моря, он мечтал об океане с детства, и твердо шел к своей мечте.
Он поступил на факультет океанологии в Ленинграде, занимался в группе подводных исследований, плавал с аквалангом, заочно закончил мореходное училище, получив диплом штурмана дальнего плавания, и продолжал мечтать об океане. Но в тот самый момент, когда его мечта должна была осуществиться, когда у него появилась возможность попасть к самому Жаку Кусто в экспедицию, ему было отказано в визе.
За десять лет до этого, его сестра вышла замуж за индуса и уехала в Канаду, что для советского человека, желающего попасть за рубеж, было уже приговором на всю жизнь.
Он сделал еще несколько попыток получить визу, но опять ему отвечали отказом.
Один за другим уходили за горизонт мои корабли, а у меня не было никакой надежды, никакого просвета. Я понимал, что никогда не смогу увидеть то, о чем мечтал, что меня никогда не выпустят на свободу.
И Слава решает не сдаваться, не покоряться и больше не мириться с несправедливостью.
Невозможно смириться с тем, что, родившись на этой чудесной голубой планете, ты пожизненно заперт в коммунистическом государстве ради каких-то глупых идей.
В газете ему попалось объявление о круизе, который совершает из Владивостока «Советский Союз» — самый большой пассажирский лайнер страны. Он идет к экватору с туристами на борту и, что самое главное, для круиза никаких виз не требуется: в течение двадцати дней лайнер должен был находиться в открытом океане без заходов в иностранные порты.
И тогда Слава решается на отчаянный шаг. Единственным выходом, для заключенного пожизненно, стало бежать.

Он решает, когда корабль будет проходить возле берега, он спрыгнет в море и вплавь доберется к свободе. Задачу осложняло то, что пассажирам лайнера сообщалась лишь приблизительная схема маршрутра, но ему удалось заглянуть в штурманскую карту, чтобы понять, что у него будет всего один шанс.
Собираясь в круиз, Слава из предосторожности не взял с собой компас, считая, что покинуть лайнер он все равно сможет только вблизи от берега, и он всегда сможет определить направление по солнцу или по звездам. Но всего предугадать он не мог.
Наступил вечер побега.
Он одевает короткую майку и узкие шорты, чтобы ни одна складка не мешала движению, одевает несколько пар носков, чтобы не поранить ноги о рифы, на шею одевает платок, если вдруг придется перевязать рану, и амулет от акул. Берет маску с трубкой, ласты и перчатки с перепонками и выходит на палубу. А за бортом начинается шторм, небо затягивается угрожающими тучами, и море начинает вздуваться пяти — семиметровыми волнами, но отступать уже поздно. Свобода или смерть!
С точки зрения здравого смысла мои шансы добраться до берега живым выглядели так: если во время прыжка я не разобьюсь от удара о воду, если меня не сожрут акулы, если я не утону, захлебнувшись или от усталости, если меня не разобьет о рифы, если хватит сил и дыхания выбраться на берег и если к этому времени я все еще буду жив — то только тогда я, может быть, смогу поблагодарить судьбу за небывалое чудо спасения
Он понимал, насколько это опасно, но по-настоящему это ощутил, только когда уже прыгнул в море и увидел быстро удаляющуюся в темноте корму «Советского Союза»

И я, наконец, полностью осознал, что совершенно один в океане. Помощи ждать неоткуда. И у меня почти нет шансов добраться до берега живым.
Сильный ветер, огромные волны и затянутое небо мешают ориентироваться, и Слава с ужасом понимает, что у него нет никакой надежды найти дорогу в этом страшном ночном океане. Необходимо дождаться утра.
Он хороший пловец, он знает как правильно дышать и сохранять ритм во время дальних заплывов, и в этом ему помогают долголетние занятия йогой.
Однако рассвет не принес никакого облегчения. Земли не оказалось. Кругом простирался чистый горизонт, океан был совершенно пуст.
После полудня далеко на западе появилось густое скопление кучевых облаков. Зная, что облака постоянно парят над горами, Слава решает, что это остров, и направляется к нему.
Наступила вторая ночь в океане.
Слава плыл уже сутки, но еще не чувствовал ни усталости, ни болезненных ощущений.
Мое дыхание было глубоким и ритмичным, плылось легко, меня не мучили ни жажда, ни голод. Видимый мир замкнулся на вершинах ближайших волн. Я как бы растворился в них и все движения бессознательно делал так, чтобы слиться с их шумом и не тревожить океан понапрасну.
Среди ночи он наткнулся на скопление медуз-физалий, получив сильный ожог рук, шеи и груди. Под утро уже начали уставать ноги, зато остров казался теперь одной огромной скалой. Но через несколько часов Славу подхватило сильное береговое течение, а возникший небольшой рыболовный сейнер, на который появилась надежда, проплыл мимо.
К вечеру Слава уже мог разглядеть пальмы на побережье, но с ужасом понял, что быстрое течение уносит его в океан.
Наступила третья ночь в океане.

Он плыл уже третьи сутки и очень устал. Ноги перестали повиноваться и беспомощно повисли — он двигал тело только руками. Днем тропическое солнце обожгло его тело, и теперь оно горело. Славу лихорадило и все больше клонило ко сну. Временами он надолго терял сознание. Он заметил какие-то огни, не то в море, не то на берегу и стал плыть к ним.
Я бы мог еще долго работать руками, но сознание стало исчезать все чаще, а когда оно возвращалось, я обнаруживал, что плыву не к огням, а от огней.
Он плыл в полубессознательном состоянии. Из-за очень темной ночи он может проплыть мимо острова. Слава начал думать о смерти. Начали появляться галлюцинации, и он стал впадать в транс.
Он пришел в себя, неожиданно оказавшись на рифе, где, с трудом преодолев огромные волны, попал в лагуну тропического острова. Дышать он уже не мог и только хрипел. На берег он выполз.
За долгое время пребывания в океане, его тело было настолько облеплено микроорганизмами, что фосфоресцировало, и он мог подсвечивать себе в темноте своим же свечением. Так что, когда он встретил местных жителей, они приняли его за настоящее привидение.

Так он оказался на Филиппинах, где власти долго не могли поверить в то что произошло. Но в конце концов он получил вот такой сертификат

Сначала Слава работал и жил в Канаде, а с 1986 года в Израиле. В СССР же он был заочно приговорён к 10 годам лишения свободы за измену Родине.

В 1998 году Слава погиб, спасая своего товарища, попавшего на глубине в беду.
— Когда он умер, у него было такое величественное лицо, как у древнего рыцаря или воина. При жизни оно у него было совсем другое — невероятно доброе, кроткое. А после жизни появился отпечаток величия. И была какая-то странная улыбка. У меня даже слов нет ее описать. Как бы улыбка знания.

Эту невероятную историю я узнал из его книги. И еще в ней есть то, что я не смогу вам передать, а у него так хорошо получилось — мотивация следовать своим мечтам.
И если вы ждали какого-то знака от судьбы, чтобы начать свой путь, то считайте, что это он и есть
Слава Курилов — Один в океане

Док

Док

Прибулець з минулого

Добавить в избранное
Автор:
Док
Теги:

4 комментария

avatar
0 +
Поросенок Петр одобряет этот пост)
avatar
1 +
Спасибо, что написали.
avatar
1 +
Спасибо, что прочитали)
avatar
1 +
Имя у героя подходящее: в нем отблеск славы и романтика далеких островов (у меня связывается с Курилами).
Чтобы оставить комментарий нужно или зарегистрироваться