О войне в Днепропетровске

Рад Вейдер, 5469
На выходных гостил у бабушки. Общались, пошёл разговор о её детстве, которое проходило в военные и послевоенные годы. Очень много интересного узнал, много шокирующего. Всё, что она рассказала мне, в один пост не уместить, поэтому постепенно буду публиковать все её воспоминания. Ну, а сегодня, лишь малая часть из них + бонус — фотографии Днепропетровска в военные годы.

Читайте и смотрите под катом.

Далее рассказ бабушки:
В семье у нас было пятеро детей. 2 старшие сестры, старший брат, я, и 4 июня 1941 года родилась младшая сестра Люся. Мне тогда было 2 года. 22 июня война началась, а к концу лета, или в начале осени бомбить начали. У мамы тогда гнойный аппендицит был. И во время бомбёжки она бежала из больницы со свежими швами, с маленькой Люсей на руках.
Мы жили тогда на Воронцовке. Но тогда этот район не был ещё частью города. Вообще на левом берегу практически не было жилых районов. Только Амур и Воронцовка, которая тогда называлась Нижнеднепровском.
Рядом с нашим домом была 42-я школа, и там был штаб немцев. Поэтому немцев расселяли по окрестным домам. И вот когда немцы приходили ко двору, то мама говорила «Все кашляйте!», и мы начинали кашлять. Немцы думали, что мы туберкулёзные и не селились у нас. Но потом они нам отомстили. Когда поспели огороды — нашли где-то свинью и запустили к нам во двор. Она почти всё вытоптала.Недалеко от дома, во дворе, мы выкопали щель. Так все делали. Щель — это узкий окоп, сверху покрытый толью, засыпанный землёю и ветками. Туда прятались во время бомбёжки.
Потом немцы начали жечь дома, людей выгоняли. Мы погрузили вещи на тачку, и через деревянный мост ушли в сторону нынешнего аэропорта. По ночам прятались в кукурузе, спали вповалку на земле. Было очень холодно, и мама нас всех к себе прижимала. Помню, что покрытая инеем кукуруза очень красивой была в лунном свете. В районе аэропорта была посадка и мы там вырыли землянку.
Однажды мы с бабушкой отошли далеко от нашего убежища и увидели, что немцы грузят людей, чтобы отправлять их в Германию. Бабушка схватила нас и в кусты, потом зарослями убежали оттуда.После этого от землянки мы далеко не отходили.
Когда немцев выгнали, то дали команду, что можно возвращаться домой.
Возвращаться нужно было через Днепр. Старый мост был разрушен. Уже дело близилось к ночи и солдатики разрешили нам переночевать в палатке. Там были ящики, из которых мама решила соорудить лежбища. Она начала перекидывать их с места на место. Солдат увидел это, его глаза округлились, он направил винтовку на маму и закричал «Стой, баба! Там снаряды!». К утру мы на лодке переправились на левый берег, и увидили трубу нашего дома. Из всех домов на Воронцовке уцелел только наш. Когда пришли в дом, то увидели, что там уже живёт 7 семей и много одинокого народу. Брат мамы, дядя Петя, никого не стал выгонять. Мы заняли одну комнату восьмером, а остальные жили в других комнатах, в кухне, в коридоре, в сарае.
Постепенно люди начали расходиться и отстраивать свои разрушенные дома. Где-то угол дома уцелел, где-то фундамент — от них и начинали строить, у кого-то курятник уцелел — жили и там.И все эти дома, которые люди отстроили, стояли там аж до середины 50-х. Школа была разрушена, посередине у неё была огромная дыра, через которую все ходили, чтобы сократить путь. Во время войны школы не работали, поэтому сестра Нила пошла в школу переростком. И после войны 42-я школа не работала ещё лет 10. Все ходили в 26-ю, которая была в одноэтажном бараке возле Старого моста.
В 47-м году началась голодовка, урожая не было, работы не было.
Мама на санках и на тачке возила вещи по окрестным сёлам и меняла вещи на еду. Ещё на тачке у неё была ручная швейная машинка, и за еду она шила одежду.
И к концу года, спасаясь от голода, мы уехали во Львов, где мама получила работу дворником. Старший брат пошёл работать водителем в военную часть. Он до сих пор там работает. Его рабочий стаж — 70 лет.
А старшая сестра к тому времени закончила наше Днепропетровское педучилище и уехала работать в село учительницей. Ну, а мы, самые младшие — ходили в школу.

Фотографии Днепропетровска в военные годы:

гостиница Украина


Переправа через Днепр в районе нового моста


центральный ж/д вокзал


Горный университет


угол Карла Маркса и Серова


Цум и библиотека


Мерефо-херсонский ж/д мост


Кладбище на месте нынешнего парка Калинина



Разрушенный старый мост


Фабрика Володарского


ЦУМ


фотографии не из семейного архива. добыты в недрах интернета
Рад Вейдер

Рад Вейдер

Любитель собак и шаурмы

Добавить в избранное
Автор:
Рад Вейдер
Теги:

15 комментариев

avatar
6 +
Увидел фабрику Володарского на фотографии и отметил поразительное сходство с ее текущим состоянием. Стоит себе, меноре завидует.
avatar
0 +
Даже решётки в окнах первого этажа такие же остались
avatar
0 +
а на самом первом фото КМ?
avatar
0 +
Да, карламарла. Но забыл, где точно. Сегодня записал на бумажке, но она на работе, поэтому уточню завтра.
avatar
0 +
Это чуть подальше снято от того, что у тебя обозначено как «Цум и библиотека» — характерная башня с шаром наверху.
avatar
0 +
Это да, вдалеке ЦУМ. Но я не пойму, что за руины на переднем плане. по идее там главпочтамт?
avatar
1 +
Друзья, может у кого-то ещё найдутся фотки Днепропетровска военных лет? Сканируйте, выкладывайте. Это уникальный материал.
Ну и, конечно же, делитесь историями ваших дедушек и бабушек о войне.
avatar
3 +
Поделюсь-ка и я историей своей бабушки и мамы.
В конце тридцатых годов моего деда по роду службы командировали на Дальний Восток, куда за ним отправилась и моя бабушка. Однако, когда пришла пора рожать мою маму, бабушка наотрез отказалась это делать на чужбине и специально вернулась на Украину.
Для меня это невероятно, ведь моя мама родилась 20 июня 1941 года, а 22-ого уже началась война! С дедом они увиделись только через четыре долгих года…
avatar
2 +
Свидетельства о войне, оказывается сохранились в Днепропетровске до сих пор!!! Я с удивлением узнал об этом из этого блога:
katerinoslav.blogspot.com/2011/03/1943.html
Кстати, блог будет интересен всем, кому интересна история нашего города
avatar
1 +
План города, составленный немцами:
avatar
0 +
Весьма познавательно)
avatar
3 +
А моего отца (он очень маленький был, года 4), бабушку (его маму) и прабабушку (соответственно, бабушку отца) угнали в Германию. Но не в концлагерь, а остарбайтен (типа трудового лагеря) возле города Везель. Вернулись все живые, их освободили союзники. Отец хоть и маленький был, помнил бомбардировки союзников, как немец детям показывал какой-то след в небе и говорил про ФАУ-2, жвачку на касках американцев, бомбы с таймером. Ну, много чего, всего я не запомнил, а спросить уже не получится.
avatar
0 +
А где отец жил в то время? У нас то американцев вроде не было.
avatar
0 +
Да вот же, в первом предложении вроде написал, что в Германии в лагере был.
avatar
0 +
А, теперь понял. Просто написано про американцев после фразы «Вернулись все живые, их освободили союзники», поэтому я подумал, что уже на родине он всё это видел. Простите)
Чтобы оставить комментарий нужно или зарегистрироваться